Судебные решения, арбитраж

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФТС РОССИИ ЖАЛОБ ФИЗИЧЕСКИХ И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ НА РЕШЕНИЯ, ДЕЙСТВИЯ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ В СФЕРЕ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА ЗА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ 2005 ГОДА. ПИСЬМО ФТС РФ ОТ 09.02.2006 № 01-06/4153

Письмо ФТС РФ от 09.02.2006 № 01-06/4153, ред. от 25.08.2008

Разделы:
Таможенное дело




ФЕДЕРАЛЬНАЯ ТАМОЖЕННАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО
от 9 февраля 2006 г. N 01-06/4153

О НАПРАВЛЕНИИ ОБЗОРА ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

Для использования в практической деятельности направляем Обзор практики рассмотрения ФТС России жалоб физических и юридических лиц на решения, действия (бездействие) таможенных органов в сфере таможенного дела за второе полугодие 2005 года.
Заместитель руководителя
генерал-полковник
таможенной службы
Ю.Ф.АЗАРОВ





Приложение
к письму ФТС России
от 09.02.2006 N 01-06/4153
ОБЗОР
ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФТС РОССИИ ЖАЛОБ ФИЗИЧЕСКИХ
И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ НА РЕШЕНИЯ, ДЕЙСТВИЯ (БЕЗДЕЙСТВИЯ)
ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ В СФЕРЕ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА
ЗА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ 2005 ГОДА

1. Отсутствие документов, подтверждающих право владения земельным участком, заявляемым в качестве территории, прилегающей к помещению склада временного хранения, не является основанием для отказа во включении лица в Реестр владельцев складов временного хранения.
ЗАО "Г Т-М" обратилось в Московскую северную таможню с заявлением о включении его в Реестр владельцев складов временного хранения открытого типа.
Письмом Московской северной таможни ЗАО "Г Т-М" было отказано во включении в данный Реестр в связи с невыполнением организацией требований статьи 107 Таможенного кодекса Российской Федерации (отсутствие правоустанавливающего документа, подтверждающего право владения земельным участком, заявляемым в качестве территории, прилегающей к помещению склада).
Не согласившись с вышеуказанным решением Московской северной таможни, ЗАО "Г Т-М" обжаловало его в ФТС России.
В соответствии с пунктом 1 статьи 109 Таможенного кодекса Российской Федерации одним из условий включения в Реестр владельцев складов временного хранения является владение (нахождение в собственности или в хозяйственном ведении либо в аренде) помещениями и (или) открытыми площадками, предназначенными для использования в качестве склада временного хранения и отвечающими установленным требованиям (статья 107 Кодекса). Пунктом 3 статьи 110 Таможенного кодекса Российской Федерации установлено, что к заявлению о включении в Реестр владельцев складов временного хранения должны прилагаться документы, подтверждающие право владения помещениями и (или) открытыми площадками, предназначенными для использования в качестве склада временного хранения.
Согласно пункту 2 статьи 107 Таможенного кодекса Российской Федерации к помещениям, предназначенным для использования в качестве склада временного хранения, должна прилегать охраняемая территория, оборудованная для стоянки транспортных средств, перевозящих товары, на время, необходимое для завершения внутреннего таможенного транзита.
Статьей 109 Таможенного кодекса Российской Федерации и Приказом ГТК России от 26.09.2003 N 1070 "Об утверждении Положения о порядке включения в Реестр владельцев складов временного хранения" требование о необходимости представления лицом, подающим заявление о включении в Реестр владельцев складов временного хранения, документов, подтверждающих право владения земельным участком, заявляемым в качестве территории, прилегающей к помещению склада, не предусмотрено.
Учитывая изложенное, отказ Московской северной таможни во включении ЗАО "Г Т-М" в Реестр владельцев складов временного хранения в связи с отсутствием документов, подтверждающих право владения земельным участком, заявляемым в качестве территории, прилегающей к помещению склада, был признан неправомерным.

2. Крупногабаритные и тяжеловесные товары, для проведения погрузочно-разгрузочных работ в отношении которых требуется специальное оборудование, могут рассматриваться как товары, требующие особых условий хранения для целей применения таможенной процедуры временного хранения на складе получателя товаров, предусмотренной статьей 117 Таможенного кодекса Российской Федерации. При этом данная процедура предполагает, что лицо, осуществляющее временное хранение, должно выступать в качестве получателя товаров.
ФТС России была рассмотрена жалоба ООО "Г" на решение Сыктывкарской таможни об отказе в выдаче ООО "Л" разрешения на временное хранение товаров на складе получателя.
В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что ООО "Л" обратилось в Сыктывкарскую таможню с заявлением о выдаче разрешения на временное хранение на арендуемом обществом складе товаров, поставляемых по контракту, заключенному между ООО "Г" и ООО "Д".
Сыктывкарской таможней в выдаче разрешения на хранение товаров на складе получателя заявителю было отказано. В качестве основания отказа в выдаче ООО "Л" разрешения на хранение товаров на складе получателя Сыктывкарской таможней было указано, что заявитель не имеет разрешения на применение упрощенных процедур в соответствии со статьей 68 Таможенного кодекса Российской Федерации, а представленные документы не подтверждают необходимости применения особых условий хранения товара. Кроме того, Сыктывкарской таможней было указано, что ООО "Л" не представлено документов, подтверждающих полномочия организации в отношении данного товара.
Согласно статье 117 Таможенного кодекса Российской Федерации временное хранение может осуществляться на складе получателя товаров в одном из следующих случаев:
- - при применении специальных упрощенных процедур для отдельных лиц;
- - при необходимости временного хранения товаров, требующих особых условий хранения, если в разумной близости от места получения товаров отсутствует склад временного хранения, приспособленный для хранения таких товаров;
- - если получателем товаров являются государственные органы или учреждения.
Принимая во внимание, что товары являлись крупногабаритными и тяжеловесными, что было подтверждено представленными заявителем в Сыктывкарскую таможню документами (сведениями о товарах, контрактом), и для проведения погрузочно-разгрузочных работ требовалось специальное оборудование, ФТС России был сделан вывод о том, что они могли рассматриваться как товары, требующие особых условий хранения. Вывод Сыктывкарской таможни относительно того, что вышеуказанные товары не требуют особых условий хранения и в связи с этим не могут быть допущены к хранению на складе получателя, был признан необоснованным.
Вместе с тем таможенная процедура, предусмотренная статьей 117 Таможенного кодекса Российской Федерации, предполагает, что лицо, осуществляющее временное хранение, должно выступать в качестве получателя товаров. В соответствии с пунктом 45 Правил совершения таможенных операций при временном хранении товаров, утвержденных Приказом ГТК России от 03.09.2003 N 958, заявление для получения разрешения на временное хранение на складе получателя товаров может быть подано лицом, которое имеет полномочия в отношении товаров и во владении (нахождение в собственности или в хозяйственном ведении либо в аренде) которого находятся помещения и (или) открытые площадки, где предполагается хранить товары.
Согласно контракту, заключенному между ООО "Г" и ООО "Д", грузополучателем товара является ЗАО "Я". Документы, представленные ООО "Л" в Сыктывкарскую таможню, не подтверждали полномочий данной организации в отношении указанного товара, в связи с чем решение Сыктывкарской таможни об отказе в выдаче разрешения на временное хранение товаров на складе получателя было признано правомерным.

3. Нарушение таможенных правил может быть основанием для невыпуска товаров только в том случае, если оно совершено в отношении товаров, о выпуске которых принимается решение.
ООО "И" на таможенный пост Северный Санкт-Петербургской таможни были поданы ГТД на ввезенные товары, в том числе металлические корпусы, предназначенные для сборки блоков персональных компьютеров.
Актами таможенного досмотра было установлено, что по ряду ГТД к таможенному оформлению фактически были предъявлены товары в количестве меньшем, чем указано в товаросопроводительных документах и заявлено в таможенных декларациях, а по ряду ГТД - в количестве, соответствующем заявленному в таможенных декларациях, но меньшем, чем указано в товаросопроводительных документах.
Указанные обстоятельства послужили основанием для возбуждения Санкт-Петербургской таможней дел об административных правонарушениях по части 1 статьи 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по факту недоставки товаров, перевозимых в соответствии с внутренним таможенным транзитом, в место доставки, и по части 3 статьи 16.1 и части 1 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по факту сообщения таможенному органу недостоверных сведений о количестве грузовых мест при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации и по факту недекларирования по установленной форме товаров, подлежащих декларированию.
В связи с возбуждением дел об административных правонарушениях товар, заявленный ООО "И" к таможенному оформлению, в трехдневный срок, установленный статьей 152 Таможенного кодекса Российской Федерации, выпущен не был.
Решением Санкт-Петербургской таможни по жалобе ООО "И" бездействие таможенного поста Северный по таможенному оформлению заявленных по вышеуказанным таможенным декларациям товаров признано правомерным, в удовлетворении требований заявителю отказано.
В качестве обоснования невыпуска товара в установленный срок Санкт-Петербургская таможня сослалась на подпункт 1 пункта 1 статьи 149 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которому выпуск товаров осуществляется таможенными органами в сроки, предусмотренные статьей 152 Таможенного кодекса Российской Федерации, в случае, если при таможенном оформлении и проверке товаров таможенными органами не было выявлено нарушений таможенного законодательства Российской Федерации, за исключением случаев, когда выявленные нарушения не являются поводами к возбуждению дела об административном правонарушении.
Однако указанное условие выпуска товаров предполагает, что нарушение таможенных правил должно быть совершено в отношении товаров, о выпуске которых принимается решение. Данный вывод также следует из пункта 1 статьи 153 Таможенного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым не осуществляется выпуск тех товаров, в отношении которых не соблюдены условия выпуска, предусмотренные статьей 149 Таможенного кодекса Российской Федерации. В данном случае таможенным постом Северный Санкт-Петербургской таможни не были выпущены в установленный срок товары, заявленные в таможенных декларациях, перемещенные через таможенную границу без нарушений таможенных правил.
В соответствии с пунктом 1 статьи 26.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях под вещественными доказательствами по делу об административном правонарушении понимаются орудия совершения или предметы административного правонарушения, в том числе орудия совершения или предметы административного правонарушения, сохранившие на себе его следы. Предметом административного правонарушения являются только те товары и транспортные средства, в отношении которых лицом не выполнена или выполнена ненадлежащим образом обязанность, установленная в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации, что влечет наступление административной ответственности.
Исходя из изложенного, товар, доставленный в таможенный орган назначения, не может являться предметом административного правонарушения по части 1 статьи 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а товар, сведения о котором заявлены в таможенной декларации, - предметом административного правонарушения по части 1 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Товары, заявленные к таможенному оформлению по вышеуказанным таможенным декларациям, не являлись предметами административных правонарушений и не были изъяты в качестве вещественных доказательств по делам об административных правонарушениях, в связи с чем они неправомерно не были выпущены в установленный статьей 152 Таможенного кодекса Российской Федерации трехдневный срок.
По тем же основаниям ФТС России признано неправомерным бездействие таможенного поста Северный Санкт-Петербургской таможни по невыпуску в установленный срок товара, заявленного к таможенному оформлению ООО "Т-Л".

4. Таможенный контроль на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь отменен в отношении только двух категорий товаров: происходящих из Российской Федерации и происходящих из Республики Беларусь. Таможенное оформление иностранных товаров, выпущенных в свободное обращение на территории названных государств, производится в общеустановленном порядке. Освобождение от уплаты таможенных пошлин, налогов в отношении товара, выпущенного в свободное обращение на таможенной территории Российской Федерации, затем вывезенного в Республику Беларусь и впоследствии вновь ввезенного в Российскую Федерацию, может быть предоставлено в рамках таможенного режима реимпорта.
ФТС России была рассмотрена жалоба ООО "Х" на отказ Ногинской таможни в возврате заявителю таможенных платежей, уплаченных в отношении товара, оформленного обществом в соответствии с таможенным режимом выпуска для внутреннего потребления. В ходе рассмотрения данной жалобы ФТС России были установлены следующие обстоятельства принятия обжалуемого решения.
В апреле 2005 года Ногинской таможней был оформлен в режиме выпуска для внутреннего потребления товар - пластиковая сборная строительная конструкция: павильон выставочный "Мицубиси Хардметал" в комплекте, в разобранном виде, ввезенный в Российскую Федерацию ООО "Х".
Спустя два месяца после выпуска товара общество обратилось в Ногинскую таможню с заявлением о возврате таможенных платежей, уплаченных им в отношении ввезенного товара, указав, что этот товар уже был выпущен для свободного обращения на таможенной территории Российской Федерации годом ранее - в апреле 2004 года. Затем в марте 2005 года товар был вывезен в Республику Беларусь для участия в седьмой международной выставке "Металлообработка 2005". По окончании выставки, при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации он был помещен должностными лицами Смоленской таможни на СВХ, а затем направлен под таможенным сопровождением в Ногинскую таможню, где был повторно оформлен в таможенном отношении.
В решении ФТС России по жалобе ООО "Х" было указано следующее.
По состоянию на момент ввоза товара в Российскую Федерацию положениями Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь от 06.01.1995 "О таможенном союзе", Указа Президента Российской Федерации от 25.05.1995 N 525 "Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь" и Постановления Правительства Российской Федерации от 23.06.1995 N 583 "О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 25.05.1995 N 525 "Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь" отменен таможенный контроль на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь в отношении товаров, происходящих из Российской Федерации или из Республики Беларусь, а декларирование товаров, происходящих из Российской Федерации и вывозимых в Республику Беларусь, и товаров, происходящих из Республики Беларусь и ввозимых в Российскую Федерацию, производится в упрощенном порядке.
Таким образом, таможенный контроль на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь отменен в отношении только двух категорий товаров: происходящих из Российской Федерации и происходящих из Республики Беларусь. Таможенное оформление иностранных товаров, выпущенных в свободное обращение на территории указанных государств, производится в общеустановленном порядке.
Кроме того, при вывозе товары, выпущенные для свободного обращения на таможенной территории Российской Федерации, утрачивают статус российских в силу пункта 2 статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Учитывая изложенное, а также то, что страной происхождения товара, оформленного ООО "Х" в апреле 2005 года, согласно графе 16 таможенной декларации являлась Германия, данный товар при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации из Республики Беларусь подлежал таможенному оформлению в общем порядке, предусмотренном Таможенным кодексом Российской Федерации.
Согласно положению статьи 156 Таможенного кодекса Российской Федерации товар помещается под один из таможенных режимов по выбору лица.
Товар по заявлению ООО "Х" был выпущен в соответствии с таможенным режимом выпуска для внутреннего потребления, содержание которого предполагает уплату таможенных пошлин и налогов, за исключением случаев условного выпуска товаров (статья 164 Таможенного кодекса Российской Федерации).
Положением пункта 1 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что излишне уплаченной или излишне взысканной суммой таможенных пошлин, налогов является сумма фактически уплаченных или взысканных в качестве таможенных пошлин, налогов денежных средств, размер которых превышает сумму, подлежащую уплате в соответствии с законодательством Российской Федерации. Таким образом, таможенные платежи, уплаченные заявителем в отношении товара при выпуске его для свободного обращения, не могут считаться излишне уплаченными.
Вывоз из Российской Федерации в Республику Беларусь выставочного павильона в соответствии с таможенным режимом экспорта или временного вывоза позволил бы ООО "Х" поместить его при ввозе под таможенный режим реимпорта, при котором товары, ранее вывезенные с таможенной территории Российской Федерации, ввозятся обратно без уплаты таможенных пошлин, налогов и без применения к товарам запретов и ограничений экономического характера, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешней торговли (пункт 1 статьи 234 Таможенного кодекса Российской Федерации), однако общество не представило документы, подтверждающие факт вывоза товаров в соответствии с названными таможенными режимами.
Кроме того, анализ документов, представленных в ходе рассмотрения жалобы, выявил различия по наименованию и весу товаров, оформлявшихся заявителем в апреле 2004 и 2005 годов, не позволяющие идентифицировать данный товар как один и тот же.
При таких обстоятельствах отказ Ногинской таможни в возврате таможенных платежей ФТС России был признан правомерным, в удовлетворении жалобы заявителю отказано.

5. В случае представления при таможенном оформлении предварительного решения о классификации товаров таможенный орган вправе проводить дополнительную проверку по основаниям, указанным в статье 153 Таможенного кодекса Российской Федерации, если у него возникли обоснованные сомнения в том, что предварительные решения о классификации не относятся к товарам, представленным к таможенному оформлению.
В мае 2005 года ООО "М-С" в Псковскую таможню на вывозимые с таможенной территории Российской Федерации в соответствии с таможенным режимом экспорта товары были поданы грузовые таможенные декларации. Одновременно с декларациями в Псковскую таможню были представлены предварительные решения ГТК России о классификации указанных товаров в подсубпозициях 8514 90 800 0 (части печей и камер промышленных или лабораторных прочие) и 8431 39 900 0 ТН ВЭД России (части, предназначенные исключительно или в основном для оборудования товарных позиций 8425 - 8430). Товары, отнесенные к данным подсубпозициям ТН ВЭД России, вывозной таможенной пошлиной не облагаются.
В тот же день должностными лицами Псковской таможни был произведен таможенный досмотр товаров, в ходе которого были отобраны образцы товаров, которые впоследствии были направлены в Центральное экспертно-криминалистическое таможенное управление для проведения товароведческой и идентификационной экспертиз.
На следующий рабочий день Псковской таможней в соответствии с пунктом 3 статьи 153 Таможенного кодекса Российской Федерации в адрес ООО "М-С" были направлены запросы о представлении дополнительных документов, подтверждающих заявленные для таможенного оформления сведения относительно классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД России.
ООО "М-С" обратилось в ФТС России с жалобой на бездействие Псковской таможни по невыпуску товаров, указывая на наличие предварительных решений ГТК России о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД России.
В ходе рассмотрения жалобы было установлено следующее.
Пунктом 3 статьи 153 Таможенного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае обнаружения признаков, указывающих, что заявленные при декларировании сведения, которые влияют на размер подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов, могут являться недостоверными либо должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку любым способом, предусмотренным Таможенным кодексом Российской Федерации.
Материалами жалобы установлено, что поводом для проведения дополнительной проверки заявленных при декларировании сведений послужили выявленные в ходе таможенного досмотра товаров несоответствия фактических размеров представленных к оформлению изделий размерам, указанным в предварительных решениях о классификации товаров.
Сомнения Псковской таможни о несоответствии предъявленных к таможенному оформлению товаров представленным предварительным решениям о классификации были подтверждены заключениями экспертов Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления.
Изделия, не соответствующие техническим условиям, в соответствии с которыми они изготовлены, являются бракованными и не могут использоваться в том качестве, для которого они предназначались, в связи с чем должны классифицироваться в субпозиции 7602 00 ТН ВЭД России (отходы и лом алюминиевые), которой соответствует ставка вывозной таможенной пошлины 50% от таможенной стоимости, но не менее 380 евро за 1000 кг.
Таким образом, предварительные решения о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД России были выданы ГТК России на основании представленных к рассмотрению технических условий, зарегистрированных ВНИИстандартом Госстандарта России, и не относились к товарам, представленным ООО "М-С" к таможенному оформлению, в связи с чем проведение дополнительной проверки на основании пункта 3 статьи 153 Таможенного кодекса Российской Федерации и невыпуск товаров до ее окончания являются правомерными.
Направление Псковской таможней запросов о представлении дополнительных документов с целью уточнения возможности использования товаров по их функциональному назначению является неправомерным, поскольку указанными действиями были поставлены под сомнение предварительные решения ГТК России о классификации товаров. Учитывая обязательный характер предварительного решения о классификации для всех таможенных органов, запрос документов в подтверждение кода товаров может считаться обоснованным только в том случае, если он обусловлен сомнениями таможенного органа, связанными с предъявлением к таможенному оформлению товаров, отличных от тех, в отношении которых были приняты предварительные решения о классификации, но не с правильностью классификации товаров. Вместе с тем, несмотря на неправомерность запросов, их направление Псковской таможней не повлияло на сроки таможенного оформления товаров в силу наличия указанных выше оснований для проведения проверки.
Учитывая изложенное, бездействие Псковской таможни по невыпуску товаров, заявленных к таможенному оформлению, в срок, установленный статьей 152 Таможенного кодекса Российской Федерации, ФТС России было признано правомерным.

6. Решение о классификации товара в соответствии с ТН ВЭД России, принятое на основании имеющихся в распоряжении таможенного органа сведений о характеристиках товара, не позволяющих однозначно определить его классификационный код, является неправомерным.
В ФТС России поступила жалоба ООО "К" на решение Балтийской таможни о классификации ввезенного организацией товара в товарной позиции 2106 ТН ВЭД России. В графе 33 поданной обществом ГТД товар был классифицирован в товарной позиции 2309 ТН ВЭД России.
В товарной позиции 2106 ТН ВЭД России согласно ее тексту классифицируются пищевые продукты, не поименованные в другом месте. В товарной позиции 2309 ТН ВЭД России классифицируются продукты, используемые для кормления животных. При этом согласно пояснениям к товарной позиции 2309 ТН ВЭД России продукты, которые могут быть использованы как для кормления животных, так и для употребления в пищу, подлежат классификации в качестве пищевых продуктов в случаях, когда в процессе производства учтены природа, чистота и соотношение ингредиентов, выполнены требования гигиены и, если целесообразно, нанесена соответствующая информация об употреблении.
Анализ материалов жалобы показал, что решение Балтийской таможни о классификации товара в соответствии с ТН ВЭД России было принято на основании изучения содержащихся в акте таможенного досмотра сведений о маркировке товара с указанием его наименования, ингредиентном составе, а также акта фитосанитарного контроля, сертификатов анализа от производителя продукции, сертификата безопасности, сертификата качества и иных товаросопроводительных документов. Однако на основании указанных документов классифицировать товар в соответствии с ТН ВЭД России не представлялось возможным в связи с отсутствием в них необходимых для классификации этого товара сведений, а именно информации о возможности употребления данной продукции в пищу человеком, а также краткой технологии ее производства.
При таких обстоятельствах Балтийской таможне в соответствии с пунктом 3 статьи 153 Таможенного кодекса Российской Федерации следовало провести дополнительную проверку, в частности запросить дополнительную информацию о проверяемом товаре, и принять решение о возможности выпуска товара под обеспечение уплаты таможенных платежей.
Принимая во внимание изложенное, решение Балтийской таможни о классификации товара в соответствии с ТН ВЭД России ФТС России было признано неправомерным.

7. Требование о проведении таможенного досмотра при заявлении к таможенному режиму уничтожения товара, таможенная стоимость которого эквивалентна сумме менее 5000 евро, должно быть мотивированным.
Представительством компании "П" на территорию Российской Федерации был ввезен и оформлен в соответствии с таможенным режимом временного ввоза товар - мебель деревянная.
В сентябре 2004 года организация обратилась в Московскую западную таможню с заявлением о помещении части мебели под таможенный режим уничтожения.
В апреле 2005 года таможней в адрес представительства направлено письмо о необходимости помещения товара в зону таможенного контроля для проведения таможенного досмотра в целях принятия решения относительно помещения товара под таможенный режим уничтожения.
При принятии решения по жалобе представительства компании "П" на данное требование Московской западной таможни ФТС России исходила из следующего.
Пункт 3.5 Положения о таможенном режиме уничтожения товаров, утвержденного Приказом ГТК России от 10.01.2000 N 3, предусматривает, что досмотр товаров, заявляемых к таможенному режиму уничтожения, с целью установления факта соответствия сведений о товарах, указанных в заявлении, реальному состоянию этих товаров производится в обязательном порядке, если к уничтожению заявляются товары, таможенная стоимость которых равна или превышает сумму, эквивалентную 5000 евро. Если таможенная стоимость эквивалентна сумме менее 5000 евро, досмотр производится по усмотрению начальника таможенного органа.
При принятии решения о проведении таможенного досмотра начальник таможенного органа должен исходить из принципа выборочности таможенного контроля, учитывая вероятность несоблюдения таможенного законодательства Российской Федерации, в том числе руководствуясь системой анализа и управления рисками, основанной на эффективном использовании ресурсов таможенных органов и направленной на минимизацию случаев уклонения от уплаты таможенных пошлин, налогов (статья 358 Таможенного кодекса Российской Федерации).
Согласно информации, содержащейся в заявлении представительства о помещении товара под таможенный режим уничтожения, таможенная стоимость товара составляла 1870,4 долларов США, что, исходя из вышеприведенного Положения, не предусматривает обязательного проведения таможенного досмотра. В этой связи данное требование должно было быть мотивировано. Требование Московской западной таможни не содержало оснований принятого решения, в связи с чем ФТС России оно было признано неправомерным, таможне было поручено вернуться к рассмотрению заявления ООО "П" по существу.

8. Российские товары, в отношении которых применяется процедура периодического временного декларирования, могут быть вывезены с таможенной территории Российской Федерации только в течение заявленного во временной таможенной декларации периода вывоза. Товары, вывезенные по истечении заявленного периода вывоза, должны рассматриваться как незаконно вывезенные с таможенной территории Российской Федерации. Требование об уплате таможенных платежей в отношении таких товаров должно выставляться в соответствии со статьей 350 Таможенного кодекса Российской Федерации.
ЗАО "Н" (Россия) во исполнение внешнеторгового договора, заключенного с фирмой "Е" (Вадуц, Лихтенштейн), в период с 18.09.2004 по 24.09.2004 транспортной организации был передан товар - нефть сырая - для осуществления его перевозки железнодорожным транспортом с последующей перегрузкой на территории Российской Федерации на транспортное средство другого вида (морской танкер) с целью вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации.
28.09.2004 ЗАО "Н" в отношении указанного товара на Кандалакшский таможенный пост Мурманской таможни была подана временная таможенная декларация, в которой был заявлен период вывоза товара - сентябрь 2004 года. Вывозная таможенная пошлина была уплачена ЗАО "Н" исходя из ставки таможенной пошлины, действовавшей на день принятия временной таможенной декларации.
После убытия товара с таможенной территории Российской Федерации обществом была подана полная грузовая таможенная декларация, для принятия решения о выпуске товара по которой Мурманской таможней в адрес ЗАО "Н" было направлено требование о выполнении дополнительных условий выпуска в виде доплаты вывозной таможенной пошлины. Основанием для выставления данного требования послужили те обстоятельства, что товар фактически убыл за пределы таможенной территории Российской Федерации (был вывезен на морском танкере) в октябре 2004 года, а с 01.10.2004 Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.09.2004 N 478 ставка вывозной таможенной пошлины в отношении нефти сырой, вывозимой с таможенной территории Российской Федерации, была увеличена. В связи с неисполнением ЗАО "Н" требования таможни о доплате таможенной пошлины выпуск товара по полной таможенной декларации был запрещен.
Требование Мурманской таможни о выполнении дополнительных условий выпуска товара в виде доплаты вывозной таможенной пошлины и решение таможни о запрете выпуска товара были обжалованы ЗАО "Н" в Северо-Западное таможенное управление, а впоследствии в ФТС России. В жалобе заявителем было указано, что поскольку передача товара первой транспортной организации состоялась в сентябре 2004 года, вывоз товара с таможенной территории Российской Федерации был осуществлен в течение названного периода.
В соответствии с подпунктом 9 пункта 1 статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации под вывозом товаров с таможенной территории Российской Федерации понимаются подача таможенной декларации или совершение действий, непосредственно направленных на вывоз, в частности, сдача товаров транспортным организациям (первой транспортной организации при осуществлении международной перевозки товаров с перегрузкой (перевалкой) на другое транспортное средство, убывающее с таможенной территории Российской Федерации) для отправки за пределы Российской Федерации - с учетом примечания к подпункту "а" пункта 1 распоряжения ГТК России от 28.06.2004 N 317-р "О применении статьи 138 Таможенного кодекса Российской Федерации".
Первым необходимым действием, подтверждающим намерение лица осуществить вывоз товаров с применением периодического временного декларирования, является подача временной таможенной декларации. С осуществлением данного действия лицо вступает в таможенные правоотношения и принимает на себя вытекающие из этого обязательства. Действия, осуществляемые в отношении товаров до указанного момента (момента подачи временной таможенной декларации), выполняются в рамках иных, чем таможенные, правоотношений.
Временная таможенная декларация была подана ЗАО "Н" 28.09.2004. Именно с этого момента общество вступило в таможенные правоотношения и приняло на себя обязательство осуществить вывоз товара с соблюдением требований и условий, установленных таможенным законодательством Российской Федерации. Передача товара транспортной организации для осуществления внутренней перевозки товара к месту его таможенного оформления до подачи временной таможенной декларации (в период с 18.09.2004 по 24.09.2004) не может рассматриваться как действие, непосредственно направленное на вывоз в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации.
Довод ЗАО "Н" о том, что до получения копий железнодорожных накладных и сертификатов качества товара общество не имело документально подтвержденной информации об объеме и качестве товара, который был отгружен поставщиком, и, следовательно, не могло заявить указанные сведения таможенным органам, ФТС России не был принят во внимание. Правовой смысл декларирования товаров путем подачи временной таможенной декларации заключается именно в том, что декларанту предоставляется возможность заявления во временной таможенной декларации не точных, а приблизительных, примерных сведений о количестве и качестве товаров, их условной таможенной стоимости.
Суть процедуры периодического временного декларирования, предусмотренной статьей 138 Таможенного кодекса Российской Федерации, сводится к тому, что вывоз российских товаров с таможенной территории Российской Федерации осуществляется на основании временной таможенной декларации, сведения в которой заявляются исходя из намерений о вывозе ориентировочного количества российских товаров в течение определенного, заявляемого декларантом периода вывоза (для облагаемых вывозными таможенными пошлинами товаров указанный период не может превышать один календарный месяц). После подачи временной таможенной декларации и уплаты вывозных таможенных пошлин на декларанта возлагается обязанность осуществить вывоз товаров в течение заявленного периода и после их убытия с таможенной территории Российской Федерации подать полную и надлежащим образом заполненную таможенную декларацию. При этом полная таможенная декларация подается к конкретной временной таможенной декларации и содержит в себе уточненные сведения о количестве, таможенной стоимости, качестве вывезенных товаров, транспортных документах на товары. Изменение в полной таможенной декларации иных сведений, в частности, сведений о периоде вывоза товаров, заявленных во временной таможенной декларации, Таможенным кодексом Российской Федерации не предусмотрено.
Таким образом, на основании временной таможенной декларации, поданной ЗАО "Н", мог быть осуществлен вывоз товара с таможенной территории Российской Федерации исключительно в сентябре 2004 года. Товар, вывезенный по истечении заявленного периода вывоза, должен рассматриваться как незаконно вывезенный с таможенной территории Российской Федерации (подпункт 10 пункта 1 статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации), поскольку после истечения задекларированного периода вывоза (т.е. в рассматриваемом случае с 01.10.2004) временная таможенная декларация утратила юридическую силу.
Пунктом 1 статьи 325 и пунктом 1 статьи 327 Таможенного кодекса Российской Федерации установлено, что при незаконном вывозе товаров с таможенной территории Российской Федерации суммы подлежащих уплате таможенных пошлин исчисляются исходя из ставок таможенных пошлин, действующих на день пересечения таможенной границы, а если такой день установить невозможно, - на 1-е число месяца или 1-е число первого месяца года, в течение которых товары были вывезены.
На основании изложенного начисление вывозной таможенной пошлины в отношении товара, вывезенного ЗАО "Н", исходя из ставки таможенной пошлины, действующей с 01.10.2004, ФТС России было признано правомерным, при этом было указано, что процессуально соответствующее требование таможней было оформлено неверно. Требование о доплате ЗАО "Н" вывозной таможенной пошлины должно было быть направлено Мурманской таможней в соответствии со статьей 350 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Требование Мурманской таможни о выполнении дополнительных условий выпуска товара по полной таможенной декларации и решение таможни о запрете выпуска товара по данной таможенной декларации ФТС России были оценены как неправомерные: указанная полная таможенная декларация не могла быть принята таможней к таможенному оформлению, поскольку была подана ко временной таможенной декларации, утратившей юридическую силу.

9. Существенное отличие указанной декларантом величины таможенной стоимости от контрольного уровня таможенной стоимости согласно информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, является признаком возможной недостоверности представленных при декларировании сведений и может служить основанием для принятия решения об уточнении заявленной таможенной стоимости, однако не является достаточным основанием для принятия решения о ее корректировке.
ООО "Т" на таможенную территорию Российской Федерации были ввезены товары - корпуса видеокассет без магнитной ленты, коробки для CD, DVD, VHC. В отношении товаров обществом на таможенный пост документального оформления Балтийской таможни были поданы грузовые таможенные декларации, по которым таможней были приняты решения об уточнении заявленной таможенной стоимости (по 5-ти ГТД) и о корректировке заявленной таможенной стоимости (по 9-ти ГТД). Указанные решения были обжалованы ООО "Т" в Северо-Западное таможенное управление, а затем - в ФТС России.
По результатам рассмотрения данной жалобы решения Балтийской таможни об уточнении таможенной стоимости были признаны правомерными: величина таможенной стоимости, заявленная ООО "Т", существенно (в 5 и более раз) отличалась от контрольного уровня таможенной стоимости согласно информации, имевшейся в распоряжении таможенного органа. В соответствии с пунктами 7, 9 Положения о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденного Приказом ГТК России от 05.12.2003 N 1399, решение об уточнении заявленной таможенной стоимости принимается таможенным органом по результатам контроля таможенной стоимости, в частности, в случае выявления признаков недостоверности заявленных при декларировании сведений о таможенной стоимости товаров. Одним из таких признаков является контрольный уровень таможенной стоимости, выявляемый по результатам анализа рисков уклонения от уплаты таможенных пошлин, налогов (пункт 5 Положения). Разъяснения о том, что значительное отличие цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, может быть признаком недостоверности заявленных декларантом сведений о цене сделки, даны Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2005 N 29 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров".
На момент рассмотрения ФТС России жалобы ООО "Т" окончательное решение по таможенной стоимости ввезенных заявителем товаров Балтийской таможней принято не было, при том что срок принятия такого решения, установленный пунктом 25 названного выше Положения, истек. В этой связи бездействие Балтийской таможни ФТС России было признано неправомерным, таможне дано указание принять решение по таможенной стоимости товаров, оформлявшихся заявителем (по 5-ти ГТД), исходя из того, что одно только несоответствие заявленной декларантом величины таможенной стоимости контрольному уровню не является достаточным основанием для отказа в ее принятии, окончательное решение по таможенной стоимости должно быть принято таможней на основе детального анализа всей совокупности представленных декларантом и имеющихся в распоряжении таможенного органа документов с учетом оснований, перечисленных в пункте 2 статьи 19 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе".
Непринятие Балтийской таможней решений по таможенной стоимости в течение сроков, установленных Положением о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, послужило основанием для признания ФТС России соответствующего бездействия таможни неправомерным и удовлетворения жалобы другого лица - ЗАО "А".

10. Требование таможенного органа о представлении дополнительных документов с целью подтверждения заявленной таможенной стоимости и решение о корректировке таможенной стоимости затрагивают права и законные интересы лиц и влияют на сроки таможенного оформления. В этой связи названные требование и решение должны быть мотивированными и содержать обоснование принятых решений по таможенной стоимости.
I. ООО "С" на таможенную территорию Российской Федерации был ввезен товар - стекло оконное листовое, не армированное, не окрашенное, не имеющее дополнительных слоев для строительных работ. При декларировании таможенная стоимость товара была определена декларантом с использованием первого метода (по цене сделки с ввозимыми товарами).
По итогам проведенного контроля Гродековской таможней было принято решение об уточнении заявленной таможенной стоимости, декларанту направлено требование о представлении дополнительных документов и расчет размера обеспечения уплаты таможенных платежей в целях выпуска товара.
Названные решение и требование были обжалованы ООО "С" в Дальневосточное таможенное управление, а затем - в ФТС России.
По результатам рассмотрения данной жалобы требование Гродековской таможни о представлении дополнительных документов ФТС России было признано необоснованным и как следствие неправомерным.
Пункт 2 статьи 16 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" и пункт 4 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации предоставляют таможенным органам право запросить у декларанта дополнительные документы и сведения, подтверждающие заявленную таможенную стоимость, в случае возникновения сомнения относительно ее достоверности. Однако исходя из того, что требование о представлении дополнительных документов и сведений затрагивает права и законные интересы лиц и влияет на сроки таможенного оформления, такой запрос должен быть мотивированным. В требовании же Гродековской таможни о представлении ООО "С" дополнительных документов причины возникновения сомнений в заявленной таможенной стоимости, истребования дополнительных документов указаны не были, также не было указано, в чем выразилась недостаточность документов, представленных декларантом.
Аналогичные обстоятельства послужили основанием для признания ФТС России неправомерными и отмены требований Владивостокской таможни о представлении дополнительных документов РГУП "К".
Изложенная позиция ФТС России также была доведена до сведения таможенных органов в пункте 3 Обзора правоприменительной практики, направленного письмом от 16.08.2005 N 01-06/28048.
II. ФТС России были признаны неправомерными и отменены решения Балтийской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, оформлявшихся ООО "Т", поскольку таможней в нарушение пункта 14 Положения о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденного Приказом ГТК России от 05.12.2003 N 1399, не было приведено обоснование принятого решения, затрагивающего права и законные интересы лица. В решении по жалобе общества ФТС России было отмечено, что указание Балтийской таможни в декларациях таможенной стоимости на "недостаточность документов и сведений для применения первого метода определения таможенной стоимости" и на "наличие признаков неприменимости первого метода определения таможенной стоимости", без уточнения, какие конкретно сведения, необходимые для принятия таможенной стоимости по первому методу, отсутствовали, и в чем выразились признаки невозможности его применения, не может рассматриваться в качестве обоснования принятого решения о корректировке таможенной стоимости.
В рамках рассмотрения данной жалобы ФТС России также был рассмотрен довод Балтийской таможни и Северо-Западного таможенного управления о том, что факт заполнения формы корректировки таможенной стоимости и декларации таможенной стоимости (ДТС-2) самим декларантом свидетельствует о его согласии с произведенной корректировкой таможенной стоимости. Этот довод не был принят во внимание, поскольку добровольное выполнение лицом действий, требуемых уполномоченным органом государственной власти и предусмотренных в соответствии с законодательством Российской Федерации, не означает его принципиальное согласие с таким требованием и не лишает его права впоследствии обжаловать соответствующее решение.

11. Решение о корректировке таможенной стоимости товаров, выпуск которых впоследствии был запрещен на основании заявления самого декларанта, не имеет правовых последствий и не нарушает права, свободы или законные интересы лица.
ООО "Л" на таможенную территорию Российской Федерации был ввезен товар - лако-красочные материалы марки "Альпа" и "Элан". В отношении данного товара обществом на Матвеевский таможенный пост Центральной акцизной таможни были поданы две ГТД N N 10118120/230305/0002027 и 10118120/160505/0003455. Таможенная стоимость товара была заявлена ООО "Л" по первому методу.
В отношении товара, декларируемого по ГТД N 10118120/230305/0002027, Центральной акцизной таможней были приняты решения об уточнении заявленной таможенной стоимости, а после представления декларантом дополнительных документов и сведений - о ее корректировке. Затем по письменному обращению лица в связи с отсутствием денежных средств, необходимых для уплаты таможенных платежей, таможней было принято решение о запрете выпуска товара. Впоследствии на данный товар была подана новая ГТД N 10118120/190405/0002769, после корректировки таможенной стоимости товар был выпущен в соответствии с таможенным режимом выпуска для внутреннего потребления.
По ГТД N 10118120/160505/0003455 Центральной акцизной таможней также принимались решения об уточнении заявленной таможенной стоимости и затем, на основании письменного обращения ООО "Л", о запрете выпуска товара. Впоследствии на данный товар была подана новая ГТД N 10118120/260505/0003674, в отношении которой Центральной акцизной таможней было принято решение об уточнении заявленных сведений о таможенной стоимости и в этот же день - о ее корректировке по резервному методу.
Решения Центральной акцизной таможни о корректировке таможенной стоимости товара, оформлявшегося по ГТД N N 10118120/230305/0002027, 10118120/160505/0003455 и 10118120/260505/0003674, были обжалованы ООО "Л" в Центральное таможенное управление, а затем - в ФТС России.
По результатам изучения материалов жалобы ФТС России было принято решение об отказе в рассмотрении жалобы по существу в части решений таможни о корректировке таможенной стоимости, заявленной в первоначально поданных ГТД N N 10118120/230305/0002027 и 10118120/160505/0003455.
В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Таможенного кодекса Российской Федерации лицо вправе обжаловать решение, действие (бездействие) таможенного органа или его должностного лица, которым нарушены его права, свободы или законные интересы, ему созданы препятствия к их реализации либо незаконно возложена на него какая-либо обязанность.
В связи с тем, что выпуск товара, заявленного по ГТД N N 10118120/230305/0002027 и 10118120/160505/0003455, был запрещен на основании заявлений самого декларанта, решения о корректировке таможенной стоимости данного товара не имеют правовых последствий и не нарушают права, свободы или законные интересы лица.
Решение Центральной акцизной таможни о корректировке таможенной стоимости, заявленной в ГТД N 10118120/260505/0003674, было рассмотрено ФТС России по существу.

12. Отказ в возврате таможенных платежей, уплаченных или взысканных на основании решения таможенного органа о корректировке таможенной стоимости, если на момент принятия решения об отказе в возврате решение о корректировке таможенной стоимости не отменено, является правомерным.
ООО "Б" обратилось в Зеленоградскую таможню с заявлением о возврате денежных средств, взысканных с заявителя на основании принятого таможней решения о корректировке таможенной стоимости товаров, оформлявшихся обществом. В качестве основания для возврата в заявлении было указано на несогласие общества с проведенной таможней корректировкой таможенной стоимости.
Решением Зеленоградской таможни в возврате уплаченных таможенных платежей заявителю было отказано в связи с тем, что таможенные платежи были начислены и взысканы на основании решения о корректировке таможенной стоимости, принятого таможней. Данное решение, а также решение таможни о корректировке таможенной стоимости были обжалованы ООО "Б" в Центральное таможенное управление, а затем - в ФТС России.
В решении по жалобе ООО "Б" ФТС России было указано следующее.
Главой 33 Таможенного кодекса Российской Федерации предусмотрено осуществление возврата таможенных пошлин, налогов в случае их излишней уплаты или излишнего взыскания, а также в иных случаях, определенных в статье 356 Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации излишне уплаченной или излишне взысканной суммой таможенных пошлин, налогов является сумма фактически уплаченных или взысканных в качестве таможенных пошлин, налогов денежных средств, размер которых превышает сумму, подлежащую уплате в соответствии с законодательством Российской Федерации и Кодексом.
Таможенные платежи были дополнительно доначислены Зеленоградской таможней на основании решения о корректировке таможенной стоимости ввезенного товара. На момент рассмотрения жалобы ФТС России решение таможни по таможенной стоимости отменено не было, в связи с чем дополнительно начисленные и взысканные суммы таможенных платежей не могли быть признаны излишне уплаченными. При таких обстоятельствах решение Зеленоградской таможни об отказе в возврате таможенных платежей и решение Центрального таможенного управления в части подтверждения правомерности указанного решения таможни ФТС России были признаны законными и обоснованными.
Вместе с тем Центральным таможенным управлением не была рассмотрена жалоба ООО "Б" в части признания неправомерным решения Зеленоградской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, обжалуемому решению правовая оценка дана не была. В этой связи бездействие Центрального таможенного управления по непринятию решения по жалобе ООО "Б" в указанной части ФТС России было признано неправомерным, Управлению было поручено рассмотреть жалобу в соответствующей части по существу.

13. Принятие таможенным органом нового решения, в том числе по таможенной стоимости, при наличии неотмененного решения по тому же факту является неправомерным.
I. В ходе рассмотрения жалобы ПБОЮЛ "К" на заключение Южного таможенного управления о неправомерности принятого Волгоградской таможней решения по таможенной стоимости товара, а также на требование Волгоградской таможни об уплате таможенных платежей, выставленное в связи с корректировкой таможенной стоимости товара, было установлено следующее.
Заявителем на таможенную территорию Российской Федерации был ввезен товар, таможенная стоимость которого была определена декларантом по методу по цене сделки с ввозимыми товарами. Таможенная стоимость, заявленная декларантом, была принята Волгоградской таможней, и товар был выпущен в свободное обращение.
Поскольку принятие решения по таможенной стоимости оформлявшегося предпринимателем "К" товара, исходя из уровня его таможенной стоимости в расчете на единицу товара, превышало пределы компетенции таможни, решение по таможенной стоимости и документы, на основании которых осуществлялось таможенное оформление товара, в соответствии с Приказом ГТК России от 30.06.2004 N 755 (отменен Приказом ФТС России от 30.09.2005 N 909) были направлены для последующего контроля в Южное таможенное управление.
В заключении Южного таможенного управления был сделан вывод о том, что таможенная стоимость была принята Волгоградской таможней на основании неполного комплекта документов, в связи с чем таможне было поручено вернуться к рассмотрению вопроса о ее определении.
По получении данного заключения Волгоградской таможней было принято решение о корректировке таможенной стоимости принадлежащего заявителю товара. Таможенная стоимость определена с использованием третьего метода таможенной оценки. Декларанту было выставлено требование об уплате таможенных платежей, которое было им исполнено в добровольном порядке.
Анализ материалов жалобы показал, что решение Волгоградской таможни по таможенной стоимости товара в порядке ведомственного контроля Южным таможенным управлением отменено не было. Обжалованное заключение Управления не могло рассматриваться в качестве решения о его отмене, поскольку носило разъяснительно-рекомендательный характер, указывало на нарушения, допущенные Волгоградской таможней, и в нем не была определена юридическая судьба принятого таможней решения.
В связи с тем, что Южным таможенным управлением решение Волгоградской таможни о принятии заявленной по первому методу таможенной стоимости товара отменено не было, основания для проведения дальнейшего контроля таможенной стоимости и взыскания таможенных платежей отсутствовали. Таможенным законодательством Российской Федерации не предусмотрено принятие нового решения, в том числе по таможенной стоимости, при наличии неотмененного решения по тому же факту. Учитывая изложенное, все дальнейшие действия, совершенные Волгоградской таможней в отношении указанного товара, были признаны неправомерными.
II. По результатам рассмотрения аналогичных жалоб ПБОЮЛ "С" и ПБОЮЛ "П" ФТС России также были признаны неправомерными требования Калининградской таможни о перерасчете таможенной стоимости товара и о внесении обеспечения уплаты таможенных платежей, направленные на основании заключений Северо-Западного таможенного управления по таможенной стоимости товаров.






Страницы: 1 из 2  1 2








© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на "TMJ.SU | Таможенное дело. Таможенное право" при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)